История школы фехтования в Казани. Дети

Продолжение материалов Михаила Марина о создании школы фехтования в Казани.

Но все-таки уговорили его пойти в ДЮСШ завучем. Он согласился, но с одним условием – работать там будет по совместительству, из института не уйдет. Скоро он, однако, понял, что одному не только эти два дела, но даже и один школьный «воз» не вывезти. Идея создания новой школы уже не давала ему покоя. Он искал единомышленников.

Таким единомышленником, считал Житлов, мог бы стать один человек, которого в Казани знали все спортсмены и который знал всех и все в спортивном мире Татарии. Но тот заведовал в республиканском спорткомитете учебно-спортивным отделом, был, так сказать, начальником штаба спортивной армии Татарии. Как его уговорить?

Каждый день в течение двух с лишним месяцев Житлов приходил в кабинет заведующего УСО. В кабинете с утра до вечера толпились люди. Житловуприходилось порой ждать часами, пока заведующий сумеет уделить ему хотя бы минутку времени. А когда эта минутка выдавалась, Житлов говорил одно и то же:

— Исаак Борисович, идите к нам директором!

Откуда было знать Житлову, что идея, которой он был одержим – идея создания новой школы, — была уже идеей не только его, но и Брена? Видно, не только рыбак рыбака видит издалека, единомышленники тоже.

Так осенью 1966 года в ДЮСШ № 3 появился директор: Исаак Борисович Брен.

ДЕТИ

Дети пришли в школьный зал, не зал,  а залик – 16х8 метров. И…никаких «шпаг», никаких сражений, ради чего и пришли.

А где было взять эти «шпаги», если, кроме штатного расписания, ничего уЖитлова не было: ни единого клинка, никакого фехтовального снаряжения. По всем раскладам выходило одно: разбегутся ребята. Он это прекрасно понимал, так же как понимал, что допустить такое никак невозможно.

Дело шло к зиме – к конькам, к хоккею, к лыжам. Как же ему удержать этих детишек около себя в этом тесном, неуютном залике, куда он заманил их вместе с Дюма романтическими рассказами о фехтовальном искусстве, о рыцарстве отважных мушкетеров? И тогда он предложил им просто хорошо, дружно и очень весело жить вместе. Жить, а не просто тренироваться три раза в неделю по два часа в день.

Брен и Житлов говорят, что перво-наперво решили они создать в своей школе особый микроклимат. У Брена есть даже такой придуманный им термин – «плотность коллектива». В школе рождались и утверждались, воплощаясь в реальность, принципы и идеи, ради которых Житлов и Брен и взялись за это новое для них дело. Если вообще уместно перефразировать поэтические строки, законом жизни школы стало:: «Спортсменом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан!»

Они  учили детей гражданственности, воспитывали  в них высочайшую порядочность, обязательность, скромность и такое великое, объединяющее людей чувство, как чувство товарищества. Тут была, выражаясь языком Берна, удивительная плотность взглядов, идей и чувств.

Тренировок в обычном смысле этого слова – пришел учитель, повел два часа в зале и ушел – у них не  было. Для детей первого набора главным смыслом их маленькой еще жизни стало быть вместе. Всегда и во всем. Их учителя были единомышленниками и хотели, чтобы дети тоже стали единомышленниками, друг с другом, а потом и со своими учителями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.